Главная | Регистрация | Вход
Четверг, 19.10.2017, 23:04
Приветствую Вас Гость | RSS
2017 ГОД ЭКОЛОГИИ
Культура Кубани
АНКЕТА
БПДБ
НПДБ
...
...
Белоглинский район
Обзор журналов
www.gosuslugi.ru
pravo.gov.ru
ККНБ
ККЮБ
ККДБ
Радио
Погода

Песни нашей Победы.

(история военных песен)

 9 мая 2016 года наша Родина будет отмечать  71- годовщину Великой Победы.  Пройдут праздники, концерты, тематические вечера, встречи с ветеранами. И конечно, на каждой такой встрече будут звучать песни военных лет. Их знают все, они живы и любимы людьми самых разных возрастов. Ведь творчество композиторов-песенников в военные годы – одна из самых замечательных страниц нашей музыки.

 

 

 

Музыка и война.… Казалось бы несовместимые понятия. Но еще А.В. Суворов отмечал: «Музыка удваивает, утраивает армию, с развернутыми знаменами и громогласною музыкою взял я Измаил». В годы Великой Отечественной войны музыка, а именно песня, стала одним из действенных орудий в борьбе с врагом.

 Война и песня: что может быть общего? Казалось бы, тяготы и страдания военного времени не оставляют места для песен. И, тем не менее, песня всегда сопровождала солдата в походе и на привале, а иногда и в бою. Она помогала ему преодолевать трудности и лишения фронтовой жизни, поднимала боевой дух воинов, сплачивала их, шла с солдатом в бой, вливала в него новые силы, отвагу, смелость. Каждый год войны рождал все новые и новые песни. Они воспитывали ненависть к врагу, воспевали Родину, мужество, отвагу, боевую дружбу - все то, что помогало преодолеть военные трудности. Песни Великой Отечественной войны: они и теперь, по прошествии 71 -года, по-прежнему волнуют души ветеранов, любимы людьми сегодняшнего поколения.


От песни сердцу было тесно:

Она вела на смертный бой,

Чтобы громить врага под эту песню,

Защищая Родину собой.

 

 Песни военных лет… Сколько их, прекрасных и незабываемых. В них есть все: горечь отступления в первые месяцы войны и радость возвращения к своим, картины жизни солдат. Рассказы о боевых подвигах моряков и пехотинцев, летчиков и танкистов. Песня становится духовным оружием фронта и тыла.

 

 

Она зовет в бой, воодушевляет памятью о мирных днях и вселяет в человеческие сердца уверенность в победе. Истории возникновения песен различны. Говорилось, что фронтовая песня – это винтовка, что враг боится песни больше, чем огнестрельного оружия, что боец-песенник будет сражаться до последнего, не сдаваясь, не отступая. Многие из песен военных лет имеют славные биографии. Давайте перелистаем страницы истории.

 

Священная война


         «Песня-боец» - так можно сказать о песне «Священная война» композитора А.В. Александрова и поэта В.И. Лебедева-Кумача. Уже 24 июня 1941 года «Священная война» была опубликована в «Известиях» и в «Красной звезде». На четвертый день войны композитор А.В. Александров написал музыку на эти стихи, песню срочно разучил Краснознаменный ансамбль, она зазвучала по радио.
 Песня эта была совершенно необходима в те грозные дни. Быстроте ее появления удивлялись и до сих пор удивляются. Она стреляла, как пушка, стоявшая в засаде. С этой песней на вокзалах Москвы родные и близкие провожал солдат на смертный бой с фашизмом. Проникновенные слова и величавая мелодия песни звучала как воинская присяга. В песне «Священная война» слышен голос народного гнева и той правоты, перед которой бессилен враг. Эта песня стала как бы народным гимном. Слова, призывающие на битву, повторяли и на фронте, и в тылу. Да и сейчас, спустя семьдесят один год, «Священная война» известна всем и является символом нашей Победы.

 

До свиданья, города и хаты

 

29 июня 1941 года газета «Правда» опубликовала стихотворение поэта,Михаила Исаковского «Походная песня», начинавшееся словами:

До свиданья, города и хаты,

Нас дорога дальняя зовет.

Молодые смелые ребята,

На заре уходим мы в поход.


 И почти сразу к этим стихам была написана музыка, причем одновременно несколькими композиторами. Одним из этих композиторов был Исаак Осипович Дунаевский. Песня с его мелодией в первые же дни июля была записана и прозвучала по радио в исполнении ансамбля песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников. Разбившись на бригады, ансамбль, руководимый этим прекрасным композитором, пел «Походную» и другие его песни на вокзалах и призывных пунктах столицы, провожая на фронт воинские эшелоны.

 И все-таки наибольшую известность и самое широкое распространение в годы войны получила песня, музыку которой к этим же стихам Исаковского сочинил композитор Матвей Блантер. Она-то и вошла в песенную антологию военных лет. Впервые ноты ее были опубликованы в сборнике «В бой за Родину!», выпущенном Воениздатом НКО СССР и Музгизом осенью 1941 года. Сколько раз звучала она, подобно солдатской клятве:

 

Мы развеем вражеские тучи,

Разметём преграды на пути.

И врагу от смерти неминучей.

От своей могилы не уйти

 

         Не последнюю роль в успехе блантеровского варианта песни сыграли блестящее исполнение и трактовка ее прославленным Краснознаменным ансамблем под управлением А. В. Александрова. В репертуаре этого коллектива песня «До свиданья, города и хаты» звучит по сей день.

 

Вечер на рейде

 

 Одну из первых песен Великой Отечественной войны написал Василий Павлович Соловьев-Седой: уже 24 июня он принес на Ленинградское радио нотный клавир, где поверху значилось: «Играй, мой баян». А через полтора месяца на свет явился подлинный шедевр — «Вечер на рейде». Как же родилось это песенное чудо? Василий Павлович вспоминал: «В августе 1941 года вместе с группой композиторов и музыкантов мне пришлось работать на погрузке в Ленинградском порту. Стоял чудесный вечер, какие бывают, мне кажется, только у нас на Балтике. Невдалеке на рейде стоял какой-то корабль, с него доносились к нам звуки баяна и тихая песня. Мы как раз кончили нашу работу и долго слушали, как поют моряки. У меня возникла мысль написать об этом тихом, чудесном вечере, неожиданно выпавшем на долю людей, которым завтра, может быть, предстояло идти в опасный поход, в бой. Возвратившись из порта, я сел сочинять эту песню...

 Композитор сам придумал начало припева — «Прощай, любимый город!» — и, отталкиваясь от него, стал писать музыку. Через два дня он передал ноты давнему своему другу поэту Александру Чуркину, и тот сложил полный текст «Вечера на рейде».

 Однако путь у песни в жизнь оказался непростым. Когда Василий Павлович впервые спел ее друзьям, песню забраковали: слишком уж спокойной и «тихой» показалась она, не подходящей для грозной военной поры. И композитор спрятал ноты подальше...»

 А зимой 1941 года выступал он на Калининском фронте. Как-то после концерта в солдатской землянке под Ржевом бойцы попросили исполнить что-нибудь «для души», потеплее, посердечнее, и композитор вспомнил о забракованной песне. Уже со второго куплета бойцы начали ему тихо подпевать:

 

Прощай, любимый город!

 

 Сразу полюбившаяся фронтовикам песня с этого дня стала опережать артистов. Только начнут концерт, а зрители скандируют: «Вечер на рей - де!» Возвращаясь с фронта, Соловьев-Седой заехал в Москву, чтобы в Центральном Доме композиторов показать свои новые произведения. «Вечер на рейде» приняли единодушно. Скоро, после исполнения по радио, ее запели тысячи, миллионы людей:

 

А вечер опять хороший такой,

Что песен не петь нам нельзя;

О дружбе большой, о службе морской

Подтянем дружнее, друзья.

 

 Почему же мирная и тихая песня, в которой, кстати, даже ни разу не вспоминается слово «война», так полюбилась в суровую пору? Наверное, потому, что говорила она о том, что пережили тогда миллионы, - о расставании с любимыми, родными места­ми. И еще, наверное, потому, что есть в ней не только задушевность, но и задумчивость, не только светлая грусть, но и большая внутренняя сила. Привольная мелодия льется естественно, свободно, и поющие словно обращаются друг к другу, ища сочувствия, поддержки, отклика:

 

Споемте, друзья, ведь завтра в поход

Уйдем в предрассветный туман.

Споем веселей, пусть на подпоет

Седой боевой капитан.

 

 Красивая, чистая, душевная песня... И завидная же доля выпала ей! «Прощай, любимый город!» — эту песню знали все. Да, не только моряки считали ее «своей». «Уходим завтра в поле...» — утверждали пехотинцы. Парашютисты, бойцы воздушно-десантных войск, перед вылетом в тыл врага пели: «Прощай, земля Большая! Десант наш улетает. И в дальнем краю за землю свою десантник не дрогнет в бою». Партизаны Ленинградской области имели свой вариант:

 

Споемте, друзья, про битвы свои

В отрядах лихих партизан,

Про прошлую жизнь, про схватки, бои…

Играй веселее, баян!

 

 А народные мстители Крыма переиначили песню на свой лад: «Прощай, любимый город! Уходим завтра в горы...» Даже к итальянским партизанам попала эта мелодия, и они положили на нее рассказ о юной черноокой героине освободительной борьбы...Вот какая эта песня.

 

Потребность в лирической и задушевной песне у усталых и измотанных долгими годами войны солдат действительно была очень велика. Сколько же было создано в военные годы песен о любви, о разлуке, о верности. Они пелись бойцами в землянках, в лесу. У костра, от них становилось теплее, от них утихала боль разлуки.

        

 Вошла в историю Великой Отечественной войны «В землянке» тихая проникновенная песня и стала в последующие мирные годы неопровержимым свидетельством стойкости советского воина, характеристикой душевного состояния тех, кто выдержал бешеный натиск бронированного врага и разбил его, спас Европу от фашистского рабства, повернул судьбы мира. И все же закрепилась в памяти самой истории тихая «Землянка».
      Дата написания – ноябрь 1941 года. Советский поэт Алексей Сурков, участник войны, находясь на Западном фронте, выходил из окружения и попал на минное поле. Вот где «до смерти четыре шага». После этого он написал жене письмо в стихотворной форме. Он не писал стихотворения специально, просто сложил письмо из наиболее пронзительных слов, какие тогда пришли; просто рассказал жене, где находится, о чем думает, какая там обстановка. Текст стал известен бойцам. Многие солдаты переписывали его, и солдатские жены, невесты получали это стихотворное послание. В начале 1942 года композитор Константин Листов написал мелодию к тексту, которую все знали – мелодия была ожидаемой и долгожданной. Листов прибыл в редакцию газеты Западного фронта, показал песню там. Затем она была исполнена по радио. «Землянку» полюбили все: и бойцы, и те, кто их ждал дома. Полюбили за суровую правду.
      Из воспоминаний участника и ветерана Великой Отечественной войны, жителя п. Советский Н.И. Мусина: «После того, как появились слова «Землянки», многие солдаты, и я в том числе, пытающиеся писать родным письма в стихах, перестали мучиться над неподдающимися строками. Мы переписывали стихи Суркова, они передавали наше душевное состояние, мы посылали их домой за двумя подписями – поэта и своей, а иногда и просто за своей подписью. Говорили, что поэты на это не обижались. «Землянку» любили все и часто напевали в перерывах между боями, вспоминая свой дом и своих близких».

Катюша

 Одним из самых ярких символов Великой Отечественной войны является "Катюша" - песня, которую в Красной Армии знал каждый боец. В отличие от большинства военных песен той поры, "Катюша" была создана в предвоенное время и впервые зазвучала в исполнении Валентины Батищевой 27 ноября 1938 года в Колонном зале Дома Союзов под аккомпанемент оркестра под управлением Виктора Кнушевицкого.

 А начиналось всё с нескольких строк стихов, написанных Михаилом Исаковским, автором популярных в то время песен: "И кто его знает", "Прощание", "Зелеными просторами", "Любушка" и ряда других. Поэт, по его собственному признанию, не знал, что дальше делать с Катюшей до тех пор, пока судьба не свела его с композитором Матвеем Блантером.

 Композитора настолько поразили "очень звонкая интонация" и "причудливая игра ударений" в стихах Исаковского, что он попросил поэта оставить ему написанные строки, и, как позже вспоминал сам Блантер, с тех пор он "буквально не находил себе места". Всё его воображение было занято “Катюшей” без остатка.

 В результате поэт провёл не одну бессонную ночь в работе над музыкальным решением композиции, результатом чего стало рождение бессмертной мелодии. Но текста песни ещё не было, поскольку стихотворение не было завершено. В дальнейшем поэт совместно с композитором стали искать другое песенное решение.

 Окончательный сюжет песни был определён военной обстановкой того времени: участием советских добровольцев в Гражданской войне в Испании, операцией Красной Армии у озера Хасан и предчувствием надвигающейся бури...

 Новое звучание "Катюше" придала Великая Отечественная война: в солдатской среде было сложено множество новых вариантов композиции. Катюша выступала и бойцом с автоматом наперевес, и солдатской подругой, и медсестрой, и даже партизанкой, ходившей "по лесам и сёлам партизанской узкою тропой" с "песенкой веселой, что когда-то пела над рекой".

 Именем "Катюша" солдаты прозвали новые реактивные минометы, "песни" которых приводили в ужас фашистов.

 Достаточно любопытным является тот факт, что "Катюша" стала использоваться в марше "Primavera" ("Весна" в переводе с испанского) в 250-й дивизии вермахта, состоявшей из испанских добровольцев, так называемой "Голубой дивизии". Как ни странно, любили песню и другие противники СССР в той войне: гитлеровцы, распевавшие её в немецкоязычном варианте, и финны, исполнявшие "Карельскую Катюшу".

Со временем "Катюша" разошлась по всему миру: стала гимном итальянских партизан под названием "Свистит ветер". В той же Италии был и второй вариант исполнения легендарной песни под названием "Катарина". Союзникам по антигитлеровской коалиции "Катюша" также пришлась по вкусу, а после войны песню запели даже китайцы...

 За создание "Катюши" автору слов песни Михаилу Васильевичу Исаковскому была вручена "Сталинская премия", которую он передал землякам. В деревне Всходы Угранского района Смоленской области был создан Музей песни "Катюша", находящийся поблизости от родины поэта.

Интересные сведения о "Катюше":

  • Именем песни народ окрестил новое оружие, наводившее ужас на врага — ракетные минометы БМ.
  • На премьере песня была спета «на бис» три раза подряд.
  • Исаковским был написан и другой последний куплет, исполнявшийся редко:

 

Отцветали яблони и груши,

Уплыли туманы над рекой.

Уходила с берега Катюша,

Уносила песенку домой.

 

В землянке

 

 Эта песня сразу же, безоговорочно была принята – и сердцем солдат, и сердцами тех, кто ждал его дома. А стихотворение, из которого она родилась, появилось, в общем-то, случайно. Поэт Алексей Сурков написал жене с фронта 16 домашних строк. Написал в 1941-м, в конце ноября, под Истрой, после очень трудного дня, когда пришлось пробиваться из окружения со штабом одного из гвардейских полков.

 Так бы и остались эти стихи частью письма, если бы в феврале 1942 не пришёл во фронтовую редакцию композитор Константин Листов и не стал просить «чего-нибудь, на что можно написать песню». «Чего-нибудь» не оказалось.

 И тут Сурков, на счастье, вспомнил о стихах, отправленных домой, разыскал их в блокноте и, переписав, отдал Листову. Через неделю композитор вновь появился в редакции, попросил у фотографа Миши Савина гитару и запел:

 

Вьётся в тесной печурке огонь,

На поленьях смола, как слеза,

И поёт мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.

 

 Все свободные от работы по выпуску номера слушали, затаив дыхание…И песня пошла по всем фронтам – от Севастополя до Ленинграда и Полярного. Правда, некоторым блюстителям фронтовой нравственности показалось, что строки «до тебя мне дойти нелегко, а до смерти – четыре шага» - упаднические, разоружающие. Просили и даже требовали про смерть вычеркнуть или отодвинуть её от окопа подальше. Но портить песню было уже поздно.

 О том, что с песней мудрят, дознались на фронте, и однажды Сурков получил письмо от шести танкистов-гвардейцев. Танкисты писали: «Мы слышали, что кому-то не нравится строчка «до смерти четыре шага».

 Напишите для этих людей, что до смерти 4 000 английских миль, а нам оставьте так, как есть: мы - то знаем, сколько до неё, до смерти».

 Уже с первых дней Великой Отечественной поэт почувствовал: солдатское сердце ищет не только лозунга и призыва, но и ласкового, тихого слова, чтобы разрядиться от перегрузки всем тем страшным, что обрушила на него жестокая действительность. Люди воспринимали не только смысл стихотворения, но и весь вложенный в него жар сердца, волнение, надежду, любовь…

 

Огонек

 

 19 апреля 1943 года в газете "Правда" было напечатано стихотворение Михаила Исаковского "Огонёк" с подзаголовком "песня", но ни нот, ни подстрочника не было. Музыку к стихотворению стали сочинять многие композиторы и музыканты, как известные, такие как Матвей Блантер, Александр Митюшин, Нина Макарова, Исаак Шварц, так и любители (Н. Чугунов, Валентин Никитенко). Однако все эти мелодии не имели ничего общего с той, с которой песня обрела популярность. Песню "Огонек" с этой мелодией пели на всех фронтах, но её автор оказался неизвестен. Впервые "Огонёк" с этой мелодией прозвучал в 1947 году в исполнении Владимира Нечаева. Были выпущены грампластинки, на которых указывалось, что автор текста – Исаковский, а музыка – народная. Исаковский вспоминал, что многие люди пытались доказать, что именно они являются авторами музыки к песне. Была созвана специальная комиссия Союза композиторов, которая установила, что ни один из этих людей не мог написать её, а мелодия более всего похожа на танго "Стелла", автор которого также неизвестен.

 Секрет воздействия "Огонька" так объясняет поэт Евгений Долматовский: "Прошли годы, и мы просто забыли обстановку военного времени. Когда враг напал на нашу страну, повсеместно – сначала до Волги, а потом и глубже, в тылах России, – было введено затемнение. На улицах – ни фонаря, окна к вечеру плотно закрывались шторами и листами черной бумаги. Затемнение придавало фронтовой характер городам и селам, как бы далеко от линии боев они ни находились. И вдруг на фронт прилетела песня "Огонек". Это было в тяжелую пору. Сейчас трудно себе представить, какое ошеломляющее впечатление произвела эта картина: уходит боец на позиции и, удаляясь, долго видит огонек в окне любимой. А люди знали: половина страны погружается ночью в непроглядную темноту, даже машины не зажигают фар, и поезда движутся черные. Вражеские самолеты не найдут цели!

 Поэтический образ огонька на окошке превратился в огромный и вдохновляющий символ: не погас наш огонек, никогда не погаснет! Песня еще одной неразрывной связью скрепила фронт и тыл". Примечательно, что в Японии "Огонёк" наряду с "Катюшей" является самой популярной русской хоровой песней.

Случайный вальс

 Каждая фронтовая песня имеет свою интересную и часто, захватывающую, историю. В феврале 1942 года поэт Евгений Долматовский "как бы с натуры" написал стихотворение "Танцы до утра", в котором есть строки:

 

Танца вечная погоня

Удивительно легка,

И лежит в моей ладони

Незнакомая рука…

 

 В своих воспоминаниях поэт делился, что никакие военные тяготы не могут заглушить лирику жизни: знакомства, откровенные разговоры, влюбленности. И отмечал, что в название стихотворения он поместил текст традиционного объявления танцевального вечера, которые устраивались в клубе, когда воинские колонны останавливались на ночёвку в селе или маленьком прифронтовом городке. В 1942 году, встретившись с композитором Марком Фрадкиным, Долматовский зачитывает ему стихотворение и предлагает из него сделать песню, но в те времена песня так и не родилась. И вот, годом позже, по личному распоряжению командующего Сталинградским фронтом, Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского песня все-таки появляется на свет. Михаил Фрадкин играет ее везде, на всех станциях и полустанках бойцам, и вскоре песня обгоняет своих создателей и начинает жить своей жизнью. Интересно, что первое название песни "Офицерский вальс", а слова в ней были такие:

 

Ночь коротка,

Спят облака,

И лежит у меня на погоне

Незнакомая ваша рука.

 

 Говорят, когда Иосиф Виссарионович Сталин прослушал песню, он возмутился: как же хрупкая девушка может достать до плеча высокого сильного советского офицера?! Не понравилось Иосифу Виссарионовичу и название "Офицерский вальс": офицер должен не танцевать, а воевать. Вот таким образом песня стала называться "Случайный вальс", а "погоны" превратились в "ладони".

Казаки в Берлине

 Ранним утром 9 мая 1945 года на одном из самых оживленных берлинских перекрестков, заваленном покореженной фашистской техникой и щебнем, лихо орудовала флажком-жезлом молодая регулировщица. Десятки берлинцев наблюдали за ее размеренными и властными движениями, которые еще более подчеркивали строгость военной формы, ее походную простоту. "Вдруг послышался цокот копыт, - рассказывает поэт Цезарь Солодарь, - мы увидели приближающуюся конную колонну...Это были казаки из кавалерийской части, начавшей боевой путь в заснеженных просторах Подмосковья в памятном декабре сорок первого года. Не знаю, о чем подумала тогда регулировщица с ефрейторскими погонами, - продолжает Цезарь Солодарь, - но можно было заметить, что на какие-то секунды ее внимание безраздельно поглотила конница. Четким взмахом флажков и строгим взглядом больших глаз преградила она путь всем машинам и тягачам, остановила пехотинцев. И затем, откровенно улыбнувшись молодому казаку на поджаром дончаке, задиристо крикнула:

- Давай, конница! Не задерживай!

 Казак быстро отъехал в сторону и подал команду: "Рысью!" Сменив тихий шаг на резвую рысь, колонна прошла мимо своего командира в направлении канала. А он, прежде чем двинуться вслед, обернулся и на прощание махнул рукой девушке..."

 Через два-три часа Цезарь Солодарь улетел в Москву и уже в салоне военно-транспортного самолета набросал первые строчки будущей песни:

По берлинской мостовой

Кони шли на водопой,

Шли, потряхивая гривой,

Кони-дончанки…

Распевает верховой:

«Эх ребята, не впервой

Нам поить коней казацких

Из чужой реки…»

 

 В этот же день он прочитал стихи братьям-композиторам Даниилу и Дмитрию Покрассам, которым они очень понравились. По их предложению стихи были "усилены" лихим припевом:

 

Казаки, казаки!

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

 

 Музыку написали к вечеру и, следовательно, песня "Казаки в Берлине" была написана за один день - 9 мая. Вскоре в исполнении Ивана Шмелева она прозвучала по радио, и ее узнала и полюбила вся наша страна.

 Через много лет народный артист СССР, лауреат Государственной премии Дмитрий Яковлевич Покрасс говорил: «Я горд тем, что нам довелось написать песню, ставшую последней песней войны». Но ведь она была создана 9 мая, уже после подписания безоговорочной капитуляции Германии. И поэтому разве «Казаки в Берлине» не первая песня Победы?

 Песни военных лет... Сколько их, прекрасных и незабываемых. И есть в них все: горечь отступлений в первые месяцы войны и радость возвращения к своим, картины жизни солдат, рассказы о боевых подвигах моряков и пехотинцев, летчиков и танкистов.

 

День Победы

 

 Самым популярным музыкальным символом, с которым ассоциируется Великая Отечественная война последние 40 лет, является песня "День Победы", написанная на стихи участника той войны Владимира Харитонова представителем послевоенного поколения композитором Давидом Тухмановым к 30-летию Великой Победы в 1975 году. Композиция является непременным знаковым атрибутом торжеств, посвящённых Победе в Великой Отечественной войне как в России, так и в ряде бывших советских республик.

 При подготовке к празднованию 30-летия Победы в Союзе композиторов СССР объявили конкурс на лучшую песню к юбилейной дате. В рамках подготовки к проекту один из самых известных поэтов-песенников той поры Владимир Харитонов (написавший к тому времени слова к знаменитым песням "Мой адрес — Советский Союз", "Россия — Родина моя", "В день рождения" и ряда других), обратился к молодому, но уже популярному в молодёжной среде по музыке к песням "Эти глаза напротив", "Последняя электричка", "Белый танец" и той же песне "Мой адрес — Советский Союз" композитору Давиду Тухманову с просьбой совместно поработать над новой композицией "День Победы".

 Предложение было с благодарностью принято и за несколько дней до конкурса тандем опыта и молодости завершил свою работу. Песня прозвучала на последнем конкурсном прослушивании в исполнении жены Тухманова поэтессы и певицы Татьяны Сашко и была встречена ледяным молчанием, позже переросшем в яростную критику. Несмотря на попытку "срезать" песню на корню, она всё же прозвучала 9 мая в исполнении Леонида Сметанникова в передаче "Голубой огонёк". Несмотря на массу зрительских симпатий, которые слушатели высказывали в письмах, отправленных в программу, о песне забыли почти на полгода.

 И только на праздничном концерте ко Дню милиции в ноябре 1975 года песня была исполнена в прямом эфире Львом Лещенко. Песня вызвала живой ажиотаж в зрительской среде и Льву Валерья́новичу пришлось повторно исполнять "День Победы" на "бис". 

"Детский телефон доверия"
"НЭБ"
"Имя Кубани"
Продлить книгу
МЕНЮ САЙТА
Обзор наших книг
Правовая помощь
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Наш микроблог
Free WiFi
Мы в instagram
CALEND.RU
Праздники России
Block title

Белоглинская МЦРБ © 2017 | Бесплатный хостинг uCoz